Татьяна Навка: кто тут деспот?
Сегодня в Турине начинается чемпионат Европы по фигурному катанию
Фото Reuters
Первенство континента — при условии, что все наши лидеры в форме и, главное, не совершают “невынужденных” ошибок и не дарят свои места соперникам, — не самое тяжелое испытание. Потому что уровень наших фигуристов действительно высок. И потому что в составе сборной в трех видах — действующие чемпионы мира. Так что Европа, да не обидится на Россию олимпийский город Турин, должна стать просто ответственной разминкой.
Первыми на лед выйдут танцевальные дуэты. Татьяна Навка и Роман Костомаров будут защищать прошлогодний титул чемпионов Европы.
Перед отъездом Татьяна успела ответить на вопросы “МК”. Роман же, повертев перед вашим корреспондентом навороченными ботинками с какими-то железяками и смущенно заметив: “Бросаются в глаза, правда?” — вынужден был отлучиться. А самая красивая, по общему признанию, фигуристка российской сборной заметила, что она попытается справиться одна. Что ей и удалось.

— Пока шли старты коммерческой серии “Гран-при”, вы постарались в этом году доказать, кто в доме хозяин на танцевальном льду. За исключением одного проигрыша, все шло нормально. Привыкли побеждать?
— Ну это как сказать. Далеко не все выступления проходили у нас гладко. И в начале сезона нас даже охватила паника. На одном из этапов, если помните, мы проиграли болгарам. Мы просто завалили программу и подарили им победу, потому что катались, словно только что начали это делать. Кто знает, что произошло? Может, пришла расслабленность — в прошлом году ни разу им не проигрывали. Может, действительно привыкли побеждать, и показалось, что так будет всегда. А вот когда такую оплеуху получили за то, что попросту наделали в штанишки, как дети малые, вот тогда сразу и очухались. И себя перетрясли, и программу.
— Как говорят, серьезная музыка требует бесконечного осмысления. А насколько произвольная программа изменилась с начала сезона?
— От старой осталось процентов сорок. Мы и усложняли, и шлифовали. Мне кажется, “Тоска” займет достойное место в нашей истории танца. И вообще, по-моему, с такой программой вполне можно было бы выступить на Олимпиаде в Турине…
— А пока вы в Турине, но на чемпионате Европы попробуйте. Скажите — не из неуважения к классике, а только лишь реально оценивая пристрастия публики, — не боялись, что нагоните тоску “Тоской” на трибуны? Не случайно же на последней Олимпиаде вовсю звучали разговоры о том, что от драматизма в танцах на льду уже, как бы помягче сказать, начинаются волнения в желудке.
— В прошлом году, когда у нас была “Розовая пантера”, то вокруг много говорили о том, что мы можем только танцевать легкомысленно, что ли. Поэтому хотелось опровергнуть сложившееся мнение — показать, что мы можем все что угодно. А вообще захотелось что-то создать под классическую музыку еще год назад. Мы уже тогда знали, что после “Пантеры” сделаем драматическую программу. И когда поставили “Тоску”, то вспомнили, что чемпионат Европы пройдет в Италии. Хотя музыку мы подбирали не специально для этого турнира. Но решили, что “Тоска” — то, что надо, единогласно. Мы хотим показать, что можем выступать в разных жанрах: и джаз, и самба, и Майкл Джексон... Перед Олимпийскими играми будем анализировать, в каком жанре были более успешными, что нам больше идет. Конечно, и мне, и Роману больше нравится что-то танцевальное, ритмичное. Но, с другой стороны, были разговоры, что “Розовая пантера” — это не то, с чем выигрывают. Так что мы решили перед Олимпийскими играми подумать.
— А если бы кто-то из трио Навка—Костомаров—Жулин (муж Тани и тренер. — И.С.) возражал против “Тоски”, где, как сказал Роман, “одним словом, умерли все”?
К счастью, это был не тот случай. Начали работать без сопротивления. Нынешняя программа — для зрелых, опытных спортсменов. Ее не каждый может исполнить. В Москве мы продемонстрировали свой лучший прокат. Но это еще далеко не тот вариант, который был задуман изначально. Если нам удастся прокатать в Турине программу как надо, о ней будут долго говорить.
А что скажут ваши основные соперники — болгарская пара Денкова и Ставийский? Думаете, они не хотят, чтобы об их программе заговорили?
— Думаю, хотят. Но сегодня мы сильнее. Да, повторю, они выиграли у нас всего один раз. И даже вогнали нас в состояние некоторого шока. Шок был оттого, что мы сами позволили им это сделать. В тот момент для нас было абсолютно не важно, кто именно нас опередил. К японскому турниру были готовы на сто процентов, а выступили на тридцать. А ведь наша пара всегда отличалась тем, что к началу сезона мы были физически готовы лучше остальных.
— Есть секреты? Или просто грамотно входите в сезон?
— Думаю, что второе. Потому что и мы с Романом не первый год катаемся, да и Александр Жулин — все через свои мышцы когда-то пропустил.
— А вы вообще чужие советы слушаете? Ну, например, кто-нибудь из знакомых говорит: ваша программа чего-то не того нынче? На психику действует?

— А мама ей: “После Олимпиады, доченька, раньше никак!” Или после Олимпиады в Турине — тоже никак?
— Ой, подождите. Хотя, если у спортсменов есть желание кататься и делают они это не хуже соперников, не важно, сколько им лет. Честно говоря, на отдыхе желание пойти на новое четырехлетие у меня иногда появляется. Но потом быстро исчезает, потому что сегодняшняя неспокойная жизнь не дает возможности заглядывать так далеко. В любом случае сидеть сложа руки не смогу. Мне надо обязательно чего-то добиваться, к чему-то стремиться. Но на самом деле уход из спорта — это страшно. Ты шел, бесконечно шел к своей победе, думал, что потом наступит блаженство. А оказывается, что за ним обычная суета.
— Можно продолжать суетиться в знакомом направлении — например, стать тренером дочери?
— Мой муж сказал, что с него уже хватит и своего, и моего фигурного катания.
— Скажите честно, ваш муж у бортика — деспот?
— Нет, иногда мне даже кажется, что он слишком мягок.
Московский Комсомолец
от 24.01.2005
Ирина СТЕПАНЦЕВА
Hosted by uCoz